Полезная информация

Язык антропотехнического (посреднического) действия

Работа выполнена в Институте Современного Детства, организованном Группой Компаний «Мир Детства». Руководство компаний сочло уместным инвестировать эту разработку. Мы признательны за это, а также благодарны сотрудникам Института – Е.А. Бугрименко, Е.А.Волошиной, А.В.Морозовой, А.В.Новикову, Н.Р.Осиповой, Л.И.Элькониновой - за деятельную помощь в подготовке статьи.

Исходные установки

Нашей первой установкой является деятельностный подход в описании и инициации развития. Для недеятельностных подходов характерна мыслительная и экспериментальная процедура извлечения, изоляции индивида из жизненной ситуации – его абстрагирование. И эта процедура предпослана изучению и практикованию. Так, например, обсуждение вопроса об умениях (компетентностях) ведется в презумпции их «принадлежности» индивиду как неких его свойств, а не в презумпции принадлежности ситуациям формирования и выявления. В деятельностном подходе – наоборот. Практикуются и изучаются особые, субъектные формы вовлечения, включения индивида в жизненную ситуацию. Способы вовлечения и включения суть опосредствование и посредничество. Задание посредничества – включение индивида действием, вернее, построением действия. Построение действия и становление системы действий – суть всеобщие формы вовлеченности (языком М.Хайдеггера – всеобщие формы Бытия Сущего - присутствия).

Вовлеченность индивида понимается нами как обретение им своего жизненного хронотопа и обретение своих ситуаций активности в их отличии от ситуаций, привнесенных извне. Обретение своего жизненного хронотопа и своих ситуаций активности осуществляется как освоение действия.

«Свойскость» себя проявляет в чувстве собственной активности, самочувствии.

Проблема

Главный проблемный вопрос, тот Вызов, который инициирует наши исследования и практики - это вопрос о том как возможны передача и построение действия (если понимать вслед за Д.Б.Элькониным, что обретение действием «предметности» - это проблема, а не постулат). Дело в том, что действие – это Форма активности (соответственно, активность – ее материал), т.е., в построении именно этой формы активность собирается и доходит до полноты и завершенности. Действие как форма не может быть предоставлено и выставлено. Наоборот, как форма оно скрыто как в культурных произведениях, так и в повседневности. Действие не является натуральным объектом. Натурально могут быть явлены некие фрагменты активности, но не их собранность и связность. Однако же, именно эти собранность, связность и завершенность, т.е. форма, являются объектами опосредствования и посредничества и поэтому для посредника именно форма активности должна стать интенциональным объектом [7], т.е. стать выявляемой, наблюдаемой и преобразуемой. К сказанному надо добавить, что форма действия – это форма становления, а не вещи. Т.о., проблемное поле статьи задано тем, что объектом рассмотрения является форма становления активности. Построение языка, в котором может являться и опознаваться подобный объект составляет нашу задачу.

Соответственно сказанному, развитие для нас имеет центром опробование, испытание, прочувствование и воссоздание формы активности, т.е. развитие, понимается как воссоздаваемое преображение активности в ее действенной форме.

Мы опираемся на мощную деятельностную традицию в психологии и физиологии ([3],[6],[9],[11]), откуда и унаследован главный вопрос, и действуем на двух полях знаний – физиологическом и психологическом. Действуем из двух позиций – терапии (восстановления) и обучения (формирования) и пытаемся объединить эти поля и согласовать позиции в порождении особого языка и особой практики – языка и практики Антропотехнического, т.е. Посреднического действия (ПД).

Функциональная структура ПД

В начале истории и логики построения картины ПД находится механизм последовательного возникновения функциональных систем (связок функций) [1], [2]. Этот механизм назван «триплетом» и проработан как механизм становления оси тела. Причем, такого становления Оси, которое связано с возникновением новых хронотопов телесного функционирования. В связи с уже сказанным понятно, что имеются в виду прочувствованные и испытанные времена-пространства.

Говоря формально, построение сегмента оси и его (именно его) хронотопа обусловлено взаимосвязью трех «времен»: будущего (в функции потребного), прошлого (в функции опытного, ресурсного) и настоящего как актуального. Будущее не станет потребным для актуального, если прошлое не становится ресурсным. Когда говорится «не станет потребным», то имеется в виду – не станет испытываемым и чувствуемым (претерпеваемым). Но это лишь формально.

Важно было найти содержание каждого из уровней функционирования (органный, вегетативный, рефлекторный, сенсо-моторный и пр. (рис.1) и увидеть, что они не надстраиваются по одному (подобно этажам), а встраиваются, образуя всю тройку функций (триплет), и лишь такой тип перехода образует прочувствованное поле активности. Например, сенсо-моторная связка образует фоновость и «произвольную» (уместную) актуализацию вегетативного ритма (рис.1).

01.jpg

Рис.1. Многоуровневая организация онтогенеза

Очень важно, что рассматриваются не только триплеты ребенка, а и согласование функциональных систем ребенка и взрослого в их совокупной активности. Например, их согласование в соритмии детского и материнского тела при кормлении грудью. Для ребенка здесь восхождение к более высоким уровням, а для мамы – нисхождение, как бы преодоление «книжного», словесного, т.е. «лишь знаемого», в телесном.

Уже здесь, в описании формирования оси тела присутствует интрига логики формирования Оси. Уровневая схема, задающая вертикаль регуляции активности, должна быть преображена в задающую горизонталь рамочную схему освоения пространств активности, где уровни вертикали выступят, как объемлющие друг друга пространства (см. рис.2). Такова схема построения практики осевого начала активности. В схеме и в действии по ней сама связка вертикали и горизонтали, их взаимопроекция является ключевым моментом, центром ПД. (Подробнее эту схему мы обсудим далее).

02.JPG

Рис. 2. Ось

Двигаясь в понимании становления оси тела, мы ввели принципиальную схему совокупного действия как схему функциональной структуры активности, выделив в ней три узла и их связь – Ось-Опора-Поле (ООП) (рис.3).

03.jpg

Рис.3. Функциональная структура действия

 

В действии связываются ось активности, ее опоры и ее поле. Лишь подобная связность обеспечивает развертывание прочувствованной и освоенной активности. Эта связность есть форма, в которой активность преобразуется в действие. Соответственно сказанному, Посредническое действие – это совокупное действие, в котором выявляются, опробуются и строятся ось, опоры и поле действующего в их связности. Ось, Опора, Поле – ключевые слова языка Посреднического (Антропотехнического) действия.

Ось. Опора. Поле

Перед тем, как разворачивать более подробно представленную схему ООП, целесообразно предварительно и эскизно определить содержание, подразумеваемое в словах «Ось», «Опора» и «Поле».

Ось-опора-поле – функциональная система, обслуживающая развертывание (и именно развертывание) действия. В любом завершаемом действии нечто (другой человек, образ требуемого, соорганизация скелетно-мышечного каркаса, предметные условия) имеют функцию либо оси, либо опоры, либо поля. В неразвитом действии все три функции могут совмещаться на чем-либо одном, например, на другом человеке. Развитие действия – их различение и новое соотнесение.

Ось – то, на чем держится единство (идентичность, «этость») развертываемого действия. Ось не существует в готовом виде, а всегда лишь складывается, становится; это не вещь, а отношение, соотнесенность. Становление, не натуральная данность входят в природу осевого начала. Осью развитого действия является соотношение побуждения-порыва и достижения, его замысла и реализации. В этом случае замысел – обещание и ожидание реализации, а реализация – удержание и отображение замысла. Психологическая метафора оси – «Я-действие» [12, с.163 - 164].

Поле – хронотоп (пространство-время), задающий возможности действия. Поле может быть линейно-точечным (одномерным), например, в маниакальном стремлении; может быть двухмерным (плоскостным), как в ситуациях проб и ошибок, когда испытывается окружение действия; может быть трехмерным, когда условия и границы движения (развертывания) одновременно с движением рассматриваются с определенной позиции. Тем самым, поле может быть фрагментарным и целостным. Как соотношение мерностей, поле не может быть предоставленным, а всегда является предметом испытания и построения.

Опора – элемент поля, служащий для удержания оси действия. Опоры также не могут быть даны, а всегда должны быть испытаны и освоены.

Развернутый анализ схемы ООП целесообразно начать с вопросов, задающих ось и поле нашего собственного движения.

1. Каковы основные задачи, возникающие в реализации схемы ООП, т.е. в построении антропотехнического действия?

2. Средством получения каких результатов может стать схема ООП?

3. Что мы акцентируем или меняем в известных схемах теории деятельности?

Отвечаем последовательно.

1. Главная задача, которая возникает с введением представления об оси развертывания действия – это задача осмысления, инициации и построения переходов активности от меньших к большим временным масштабам. От действия в ситуации к систематическому восстановлению ситуации (например, циклу обучения) и к восстановлению, удержанию и развертыванию истока ситуации (фазе развития). Действие в ситуации имеет свои ось, опоры и поле, которые, как правило, не различены; в переходах ситуаций (цикле обучения или терапии) различаются опоры и поле, а в завершении фазы развития посредством испытания границ поля выступает и осваивается ось. Для посреднического действия указанное развертывание оборачивается задачей оформления шагов-этапов в «движении» опосредствования [12, с. 233 - 252], [13]. Именно здесь, в описании разных времен-пространств посредничества, находится решение вопроса о превращении повседневности в историю, о возникновении единиц развития в повседневности (рис. 4).

2. В ответе на первый вопрос содержится ответ и на второй. Результатом решения указанных задач является представление о полном цикле опосредствования и соответствующая этому представлению антропотехника.

04.jpg

Рис. 4. Масштабы опосредствования

 

3. В деятельностном анализе, например, в анализе А.Н.Леонтьева, где деятельность представлена как связность мотива, цели и способа мы подчеркиваем условия воссоздания, т.е. прочувствования и опробования в «течении» деятельности ее опор, побуждений и устремлений. Нас интересует не факт стремления, а условия его удержания-изменения. Лишь в таком случае мотивы и цели не окажутся, как бы, «приставленными» к действию и деятельности, извне ее ведущими. Нас интересуют «крепежи» деятельности и действия. Именно переходы в «длении», например, побуждения являются нашими акцентами.

Переходя к более детальному обсуждению схемы ООП, надо специально подчеркнуть, что главное в посредническом действии - это то, куда, в какой переход и какой масштаб «положено» опосредствование, т.е. то, как сам посредник строит свое место в опосредствовании (разговор лишь о натуральном и культурном нам представляется абстрактным).

Начнем с опоры – самой проработанной как в обучении, так и в восстановлении функции опосредствования.

Очень похоже, что в обучении с его монотонным ритмом, только опора (по П.Я.Гальперину – ориентир) и являлась действительным предметом изучения и практикования.    

Натуралистично и односторонне представление об опоре лишь как о некоей «держащей силе» (другого человека, вещи, значения). Опора по своей сути амбивалентна – это то, на чем движение держится и, вместе с тем, то, от чего оно отталкивается. Центром опоры является тонико-кинетический переход, переход тонического и кинетического начал активности (старт-бег), где тонус и кинетика связаны реципрокно: усиление одного сопряжено с ослаблением другого (рис.5).

05.jpg

Рис. 5. Опора

 

Именно этот переход оформляется в специальных средствах. Важна их функция – оформление чувства собственного усилия и «очувствление» изгибов ситуации действия. Здесь рождается чувство собственного усилия, самочувствие.

Уже в опоре, самом простом крепеже активности «просвечивает» и вертикаль иерархии средств, связанная с тонической регуляцией (замедлением и остановкой), и горизонталь стремления. Однако, в большинстве классических исследований подчеркивалась лишь регулятивная функция - вертикаль опоры. Подчеркивалась, поскольку бралось изолированное действие или изолированный дефект. Понятно, что опора существует лишь на Оси и в Поле активности и ее дефекты связаны с этими бОльшими единицами. Невольное или специальное ограничение исследований и практик отдельными фрагментами активности приводило исследователей к акцентированию лишь одной ее стороны - регуляторно-тонической (вертикальной).

О поле или пространстве активности и психологами, и физиологами сказано достаточно много осмысленного и важного ([3], [5], [6], [8], [10] и др.). Однако же, поле в его связи с опорами изучено очень фрагментарно.

Поле, понимаемое в его связи с опорами, как бы, «из» опорных характеристик действования, есть скрытая (чаще всего) или явная система опор, их взаимная связность. Так, в оркестре каждый музыкант опирается на исполнение произведения другим и, в то же время, сам является его опорой.

Поле, понимаемое в связи с осевыми характеристиками действия, в его отношении к «актуальному будущему» [5] – это скрытая (чаще всего) или явная граница связной взаимности опор и, в силу этого, - граница пространства возможностей действия.

Из сказанного следует, что освоение поля, т.е. его отнесение и к опорам, и к оси активности, требует своеобразной «двуобразности» - требует соотнесения образа пространства с внутренним проигрыванием усилий продвижения, проигрыванием образа усилий, т.е. ритма. Наложение ритма усилий на образ пространства делает этот образ акцентированным (интонированным). Такова форма композиции. В хорошо построенном антропотехническом действии подобная «двуобразность» вживе осуществляется как совокупное, совместно-распределенное действие, где каждый участник опирается на других, сам являясь их опорой.

Понимание и описание осевого начала активности является наиболее сложным и трудным. В развертывании оси удерживается, а в изменении преобразуется единство поля действия и в этом смысле ось порождает и удерживает поле. В порождении поля необходимо отметить два аспекта. Во-первых, это явление и изменение (преобразование или расширение) поля как такового. Такое действие может побуждаться осмыслением границы как ограничения, т.е. как Вызова и События некоего перехода и преодоления [14]. В вызове и соответствующем ему порыве свернуты отношения зачина и завершения действия. Их развернутое практическое различение и соотнесение как замысла и реализации есть освоение осевого начала действия.

Во-вторых, именно здесь, в соотнесении замысла и реализации возникает вопрос о том, в чем и каким образом сам замысел удерживается в процессе действования, т.е. вопрос о том, как строится единство процесса. Рассмотрение процесса подводит к тому, что он осуществляется как построение системы  опор, что нами уже рассматривалось в связи с описанием поля действия. Однако, теперь, в рассмотрении освоения оси необходимо дополнить описание системы опор представлением о способе самого перехода от одних опор к другим в развертывании действия. В системе опор обнаруживаются два типа переходов: одномерные и поли-мерные. Хороший символ таких переходов дает тема построения позиционного числа и систем счисления из обучения математике по системе РО. В этой теме детьми исследуется переход от простого измерения одной меркой к системе мерок.

06.jpg

Рис. 6. Ось – система опор

 

Основная трудность детей была не в счете разными мерками (яблоки, ящики, вагоны), а в том, чтобы увидеть, «собрать» разные единицы в одном переходе, т.е. выделить его как особенный (полимерный) и обозначить в заданной знаковой системе. Схема полимерного движения – символ осевого начала действия.

Каким же образом полимасштабное и полипереходное движение строится? Хороший пример – обучение чтению (по букварю Д.Б. Эльконина, дополненное опытами Л.А. Рябининой и ее сотрудников).

По букварю очень важна своеобразная обратимость механизма чтения слова. Произнесение согласной должно быть ориентировано на следующую букву, обозначающую гласный звук («мал-мел-мил-мол-мул-...»). Фактически, это обратимость устного и письменного (кинестетического и зрительного) начал речи. Однако, ведь, завершение действия – это не само по себе верное произнесение, а означение последовательности знаков-букв. Именно значение должно опробоваться и порождаться (продуцироваться). И именно порождаться, поскольку из самой последовательности знаков значение не следует (здесь в обучении находятся известные коллизии между продуцированием и угадыванием). Откуда же «берется» значение?

Разумеется, ребенок предвидит некую значимость, зная, что слова значат. Но этого недостаточно. Само данное значение, превращающее последовательность знаков в одно слово, является элементом следующего, более высокого уровня письменной речи – уровня объединения слов в предложение. Т.о., порождение в горизонтали «сообщается» с движением в вертикали. Когда же ребенок переходит к действию следующего уровня – объединению слов (что более сложно), включается еще более высокий уровень письменной речи – ее акцентно-интонационные характеристики. И этот уровень (соотнесения письменной и внутренней речи) включается, если акцент предложения, т.е. смысл, обыгрывается и порождается (рис.7).

 

07.jpg

Рис. 7. Ритм оси

 

Челнок, ритм горизонтально-вертикальных переходов и задает изменение единиц действия, и через это задает встречу замысла и реализации, зачина и завершения. Но задает лишь в случае, когда замысел (вертикаль) и реализация (горизонталь) находятся в отношениях опробования и продуцирования (порождения), а не следования.

Челнок, ритм (а точнее – полиритмия) горизонтально-вертикальных проекций – суть, способ жизни Осевого начала.

Два примечания

Внутри рассмотренного нами ритма существуют специальные обратные движения – возвращения к предыдущей опоре и проигрывания перехода от одной опоры к другой. Эти возвращения наблюдаемы как паузы в развертывании активности. Так, в нашем примере, ребенок начинает читать слова примерно в шесть лет, а писать слова примерно в семь. Через небольшой отрезок времени ребенок читает и пишет предложения. Но делает он все это по указанию учителя, «встраивается» в его ось, ось развертывания учебного предмета. Собственное же спонтанное чтение возникает существенно позже, а письмо и того позже. В паузах строится освоение оси.

Продуктом развертывания оси является реализация замысла как Произведение Смысла (художественного произведения, а в детстве – игры, образов поля действия). Однако же, и то, что мы называем смыслом, также расположено в двух проекциях (рис.8).

 08.jpg

Рис.8. Смысл

 

На вертикали как словообраз, которому мы верны и служим, – Образец, а на горизонтали – как Вызов, Горизонт устремления (миф и символ – формы их объединения). Так понятый смысл есть Идеальная форма – Эйдос действия.

Подведем итоги.

1. Построение действия (обретение активностью формы действия) может быть явлено, может стать интенциональным объектом, будучи понятым в схеме «Ось-Опора-Поле».

2. Схема «Ось-Опора-Поле» задает ключевые значения языка понимания реальности построения действия и мышления о ней и в ней.

3. Действие, понятое как взаимосвязь Оси, Опор и Поля, характеризует способ включения индивида в Мир, т.е. характеризует место индивида в Мире, способ его присутствия.

4. Построение Оси, Опор и Поля присутствия индивида – искомый предмет Посреднического действия.

5. Отношение «Ось-Опора-Поле» задает способ включения Посреднического (Антропотехнического) действия в активность другого человека и, тем самым, место этого действия.

 

Литература

1. Архипов Б.А. Триплетная организация актуального онтогенетического пространства. Рукопись

2. Архипов Б.А., Бугрименко Е.А., Мариевская Н.Д., Морозова А.В., Новиков А.В., Осипова Н.Р., Эльконин Б.Д., Эльконинова Л.И. Семейный центр (СЦ) как развивающая игровая среда. Антропопраксис. Ежегодник гуманитарных исследований. Т. 2, с. 164 – 196

3. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М., Медицина, 1966

4. Бугрименко Е.А. Знак и позиция в экспериментально-генетическом методе. Вопр. Психол., 2004, №1

5. Выготский Л.С. Собр. Соч. в 6-и тт., т.1, т. 6

6. Гальперин П.Я. Введение в психологию. М., изд-во МГУ, 1976

7. Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Санкт-Петербург. 2004

8. Левин К. Динамическая психология. Изб. тр., М., Смысл, 2001

9. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., Политиздат, 1975

10. Нежнов П.Г. Опосредствование и спонтанность в модели «культурного развития». Вестник МГУ. Сер 14. Психология. 2007, № 1, с. 133 – 146

11. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М. Педагогика. 1989

12. Эльконин Б.Д. Опосредствование. Действие. Развитие. Ижевск. Изд-во ERGO. 2010

13. Эльконин Б.Д. Пространство опосредствования и развитие. Антропопраксис. Ежегодник гуманитарных исследований. 2010. Т. 2. С. 5 -16

14. Эльконинова Л.И. О единице сюжетно-ролевой игры. Вопр. Психол. 2004. № 1. С. 50 -65